Отдых и туризм в Николаеве
Туристический Информационный Центр Николаева
Экскурсионные маршруты, базы отдыха, санатории, гостиницы, музеи, театры Николаева

ТИЦИстория Николаева ⇒Роза для капитана Эсмонта

Роза для капитана Эсмонта

Первого августа 2009 года исполнилось 95 лет с начала Первой мировой войны. С годами историки откроют страшные цифры: в нее были вовлечены 38 государств, за 4 года военных действий погибли 9 миллионов воинов и 10 миллионов жителей.

Накануне памятной даты мы со старшим научным сотрудником Николаевского краеведческого музея Татьяной Губской вновь отправляемся бродить по старому некрополю. На этот раз мы несем красную розу капитану Эсмонту.

- Знаешь, об Эсмонте мало что известно. Молодой офицер, штабс-капитан 58-го Прагского полка… погиб в штыковом бою 16 августа 1914-го. Он был первым николаевцем, который вернулся с фронта в гробу. Его оплакивал весь город… Я в подшивках газет за 1914 год нашла несколько некрологов. Слушай, как звучат «Командир и офицеры 45-го запасного батальона с глубокой скорбью извещают о доблестной геройской смерти на поле брани горячо любимого товарища, капитана Виктора Николаевича Эсмонта. Панихида состоится в 10.30 в зимней полковой церкви 7 сентября»…

На черном мраморе уже начали тускнеть буквы. Стареет камень. Когда-то была здесь фотография… теперь осталась только пустая глазница овала. Татьянина роза ложится к подножию, занимает предназначенное ей место. Красное пятно на выжженной солнем траве. Цветок памяти для капитана Эсмонта. Ему было… наверное, лет 30?

-Свидетельство того самого боя, настоятель церкви 58-го Прагского полка, полковой священник Парфений Холодный рассказывал вот что: «…на следующий день завязался горячий бой, длившийся 16 и 17 августа. Нашему полку до прибытия подкреплений удалось выдержать натиск шести австрийских полков, а в конце штыковым ударом опрокинуть противника и выиграть бой. В этом штыковом бою первым пал капитан Эсмонт, увлекший в атаку весь полк…»

От Всехсвятской церкви в траве дорожки ведут нас в военный сектор, где сохранились еще несколько памятников на могилах героев Первой мировой войны.

- Николаевские газеты опубликовали известия о начале войны вместе с объявлением о мобилизации, - продолжает рассказ Татьяна Николаевна. – И сразу же над городом нависла тревога: в семьях и офицерских собраниях, в казармах, на улицах, рынках говорили только о войне. Еще свежи были тяжелые воспоминания о событиях русско-японской войны, а младшие братья погибших на землях Маньчжурии и в Порт-Артуре уже рвались в бой… Из Николаева уходили первые поезда, увозившие воинов. На вокзалах звучали духовые оркестры, читались молебны, прощальные слезы невест перемежались с материнским плачем. А они – такие молодые и такие жизнерадостные – весело улыбались, выглядывая из вагонных окон. Горожане встретят многих из них уже в сентябре, когда цинковые гробы будут выгружать на вокзальную платформу. Сквозь запаянные в цинк стекла окошек глянут в небо родного города мертвые лица. Они возвратятся пронзенные штыками, простреленные пулями, разорванные снарядами…

… Еще несколько красных роз опускаются на зеркальный отполированный гранит: «Подпоручик Алексей Тимофеевич Каминский. Убит в штыковом бою на 24-м году жизни…» «Подпоручик 58 пехотного Прагского полка, младший офицер 12 роты Николай Иванович Денисчук. Убит в бою под Фельштин (Галиция) 4 октября 1914 г.»… «Братья Прокофьевы: Подпоручик Александр Константинович. Умер от ран 6.11.1914 г. в Галиции… Подпоручик Леонид Константинович. Убит в бою 1.03.1915 г. на германском фронте».

Памятники, оставшиеся на николаевском некрополе от той далекой войны, можно по пальцам перечесть. Теперь на костях погибших в Первой мировой лежат гробы погибших в Великой Отечественной… Преемственность геройства. Преемственность поколений… Советская власть сделала все, чтобы стереть с лица земли память о ненавистной империи и ее героях. А для современников, для николаевцев, живших в начале ХХ века, гибель молодых воинов была настоящей трагедией.

- В начале января 1915 года министр внутренних дел, камергер Н.А.Маклаков в письме на имя Николаевского градоначальника, вице-адмирала Александра Ивановича Мязговского сообщил, что Александровский комитет раненых… вот, погоди, зачитаю… - Татьяна Губская достает из блокнота карточку с выписанной цитатой, которых в ее музейной картотеке – великое множество, - «…полагал бы желательным, чтобы умершие в больницах и лазаретах воины были похоронены на определенном кладбище и в одном месте, с сооружением здесь часовен, крестов и памятников, дабы такие братские кладбища, обсаженные впоследствии деревьями и обнесенные решетками, служили напоминанием о жертвах великой Европейской войны».

… Как раз здесь, у южной стены некрополя, отцы города и отвели место под братское кладбище – на площади 500-600 кв. саженей. До наших дней сохранился десяток могил. Поиски в архивах и подшивках старых газет помогли Татьяне Губской установить в общей сложности около 50-ти фамилий погибших или умерших от ран героев Первой мировой. Среди них были совсем молодые люди, сыновья очень известных и уважаемых в Николаеве горожан: ротмистр Леонид Бартеньев – сын николаевского общественного деятеля, надворного советника И.Ф.Бартеньева; штабс-капитанПавел Зубов – сын протоирея Игнатия Зубова; мичман Сергей Григоренко – сын контр-адмирала в отставке Аполлона Каллинниковича Григоренко; лейтенант Евгений Мязговский – сын Николаевского градоначальника вице адмирала А.И.Мязговского…

Мы с Татьяной Николаевной останавливаемся возле склепа семья Григоренко. История гибели мичмана Григоренко и лейтенанта Мязговского потрясла весь город: 5 ноября 1914 года на корабле «Святой Евстафий», где они вместе служили, разорвался снаряд. Корабль вступил в бой близ Севастополя, у Херсонесского маяка, с крейсерами турецко-германского флота…

- В одной из николаевских газет я обнаружила статью… В ней до мельчайших подробностей рассказывается о том, как весь город хоронил своих героев. К прибывшему с телами погибших поезду, утром 12 ноября, стала стекаться огромная масса людей – пешком, в автомобилях, экипажах. Прибыла также часть николаевского флотского полуэкипажа с оркестром. А ровно в 9 на вокзале появились родные.

Вагон открыли и на привокзальную площадь вынесли оба гроба, покрытые Андреевскими флагами. На крышках гробов покоились офицерские сабли и треуголки. Духовенство во главе с настоятелем протоиреем Доримедонтом Твердым отслужило краткую заупокойную литию «о воинах Евгении и Сергии, на поле брани убиенных».

Когда окончилась лития, сквозь воинский строй, взявший «на караул», гробы понесли к катафалкам, и процессия медленно направилась вверх по улице Глазенаповской. Во главе похоронного шествия несли городское знамя, следом двигались люди с огромным количеством венков, на которых развевались георгиевские ленты.

От дома Мязговских до Адмиралтейского собора, несмотря на глубокую осень, вся дорога была усеяна зелеными ветвями. Процессия приблизилась к храму. Внутри уже были установлены два постамента, у подножия – хризантемы и лавровые деревья. Перед началом панихиды полковой священник Михаил Федорович Малявинский произнес речь об убиенных воинах. Он говорил о долге и воиской чести, обращался к родителям погибших, призывая стойко перенести удар судьбы…

Татьяна Губская прерывает свой рассказ и снова обращается к своим заветным карточкам с цитатами, чтобы точно воспроизвести газетный текст: «Исполняется «вечная память», все присутствующие опускаются на колени. Последние минуты прощания… Гробы выносят из храма, снова устанавливают на катафалки, и процессия, сопровождаемая огромным количеством горожан, медленно движется вдоль улицы Адмиральской… проходит мимо Александровской мужской гимназии, сворачивает на 1-ю Слободску и по Алексеевской следует до Военного рынка.

Все ближе и ближе последнее место успокоения героев, процессия растянулась на целых четыре квартала, К трем часам дня она приблизилась к кладбищу… Совершаются у двух могил последние литии. Родные припадают к крепко запаянным гробам и без конца целуют стекла, через которые видны молодые, но мертвые лица… Залп… другой… третий. Почившим героям воздается последняя воинская честь»…

Потомки приходят сюда, в военный сектор Николаевского некрополя, 9 мая, в День Победы: торжественное построение, речи, салют, охапки цветов для советских воинов. Сегодня лежащие в земле солдаты Второй мировой не обделены вниманием…

Но мы с Татьяной Губской идем не к ним. Мы несем красную розу капитану Эсмонту.

Наталья Христова.